Боги Древней Греции

Опубликовано: 02.11.2017

видео Боги Древней Греции

Боги Древней Греции 1 2
Мифы Древней Греции

Мифы Древней Греции - сущность их становится понятной только при учете особенностей первобытнообщинного строя греков, воспринимавших мир как жизнь одной огромной родовой общины и в мифе обобщавших все многообразие человеческих отношений и природных явлений...



Боги Древней Греции

Вступая по следам Гомера и других греческих поэтов в созданный их воображением Олимп , мы сталкиваемся с богами, образы которых разительно отличаются от всего того, что входит в наше понятие "бог". Богам Олимпа не чуждо ничто человеческое. Они никого и ничему не учат и не наставляют, ибо у них нет твердых нравственных понятий, подобных тем, которые выражены в священных книгах современных религий. Напротив, их поведение - яркий пример "семи смертных грехов". И не случайно само понятие "грех" отсутствует в их языке. Боги лишены авторитета, без которого немыслима ни одна религиозная система. Они бессмертны, но не всемогущи, ибо над ними, как и над людьми, стоит судьба.


Боги Древней Греции

Местом вечного обитания богов греки считали высокую гору Олимп на границе между Фекассией и Македонией. Но это же название относилось еще к шестнадцати горам в Малой Азии, на островах Эгеиды и в южной части Балканского полуострова. Имеются основания думать, что резиденция богов перемещалась от одного Олимпа к другому по мере того, как Балканская Греция начинала играть большую роль в судьбах эллинов. Помимо того, Олимпы как бы пунктиром обозначают путь эллинского этноса из Малой Азии на Балканы.


Видео к уроку Боги Древней Греции

Помимо Олимпа каждый из небожителей имел, согласно мифам, свой удел, свою малую родину, вполне конкретную местность, остров, гору. Впоследствии, когда местом почитания богов становились не пещеры и священные рощи, а искусственные сооружения - храмы, именно они считались земными дворцами богов и богинь, наряду с особым, принадлежащим каждому богу, помещением в небесных чертогах.

Родиной Зевса мыслилась гора Ида на острове Крит, местом рождения Апполона и Артемиды считался каменистый островок Делос. Гефест , родившийся на Олимпе, получил вторую родину на острове Лемнос, куда он был сброшен матерью Герой . Нетрудно понять, что стоит за этими представлениями: место первоначального почитания бесчисленных божков до их превращения в великих богов и богинь и переселения на Олимп.

С богами были соединены определенные растения, птицы, пресмыкающиеся, млекопитающие. Орел, считавшийся вестником Зевса и постоянно находившийся у его ног на Олимпе, очевидно, приобрел это положение потому, что еще до Зевса мыслился владыкой неба. Священными животными Афины были змея и сова, у многих народов рассматривавшиеся как носители мудрости. Трагически окончившеесе ухаживание Аполлона за прекрасной Дафной - свидетельство той роли, которую играло лавровое дерево в культе Аполлона. Равным образом с Зевсом был связан патриарх лесов дуб, с Дионисом - виноградная лоза и плющ, с Персефоной - тополь, с Аполлоном - мышь, разносчица моровой язвы, отсюда его прозвище - "мышиный". Все это информация о том времени, когда сверхъестественные силы еще не мыслились в человеческом облике.

Выделение растительной или животной основы в образе олимпийцев раскрывает их сущность далеко не полностью. Каждый бог или богиня - сложный комплекс представлений, сложившихся в ходе многовековой истории развития греческого народа и его столкновений с другими народами на территории Балканского полуострова и за его пределами. Греки это прекрасно понимали, приписывая происхождение образов и имен своих богов то первоначальному населению Балканского полуострова, то выходцам из Египта и Передней Азии. Открытие в 19-20 вв. огромного количества памятников древневосточной литературы и исскуства, значительно более древних, чем древнейшие греческие изложения мифов , позволило просветить до самой глубины олимпийских богов и обнаружить в них черты вавилонских , хеттских , финикийских богов .

Особенно очевидны следы восточного происхождения в такой богине, как Афродита . Не случайно ее земным уделом стал остров Кипр, заселенный финикийцами, географически близкий к сирийско-палестинскому побережью, где почитались Астарта и Адонис, Атаргитис и другие богини любви. Такие черты Афродиты, как страстность, изнеженность, бесспорно восходят к ее восточным предшественницам. Чуждым богом для греков-современников Гомера был и Аполлон. Недаром, согласно мифам, в конфликте между ахейцами и троянцами он выступал на стороне последних. Восточное происхождение Аполлона явствует из сходства его культовых статуэток с изображением бога-воителя в сирийско-палестинском регионе. Но в образ этого пришельца с Востока, бесспорно, вошли черты местного племенного бога-волка. Гермес был первоначально божеством догреческого населения Балканского полуострова и западного побережья Малой Азии - пеласгов.

Помимо влияния других, более древних, религий на формировании образов олимпийских богов сказались также особенности общественно-политической истории Греции. Зависимость облика того или иного бога от общественно-экономического бытия наиболее очевидна на примере таких богов, как Аполлон и Дионис. Аполлон в гомеровской религии - страж созданного богами порядка в природе и человеческом коллективе, охранитель достигнутого аристократией господствующего положения в обществе, покровитель меры во всем, в том числе и в искусстве. Напротив, Дионис - бог вина, освобождающего от скованности и общепринятых правил, бог буйного веселья, дарующий радость тем, кто был ее лишен, и прежде всего людям физического труда, бог крестьянства гористой Греции, где землями, пригодными для землепашества, обладали одни аристократы, а на мелких неудобных участках можно было разводить оливы и виноград, бог-страдалец, рожденный смертной женщиной и испытавший уже в младенчестве муки, погибший в муках, чтобы возродиться в человеке.

Родственные отношения между богами, обрисовываемые мифом, могли объясняться не только их общим происхождением и совместным вхождением в греческий пантеон, но и близостью социальных функций. Аполлон и Артемида, считавшиеся единоутробными близнецами, объединены присущей аристократии воинственностью. Война и охота (в период утраты последней хозяйственного значения) были привелегией аристократов.

Об олимпийских богах мы узнаем от эпических поэтов, авторов гимнов о богах, историков, драматургов, систематизаторов мифов (мифографов): образы богов и богинь переплавляются в горниле творческих талантов и приобретают черты господствовавшие в разные эпохи древнего мира философских представлений. Зевс Гомера - это далеко не то же самое, что Зевс Гесиода, Пиндара, Геродота, не говоря уже о Зевсе Платона, сознательно стремившегося к философской модернизации образов олимпийцев. Таким образом, неизменность и разграниченность функций богов не более чем фикция.

Образы олимпийских богов зыбки и неуловимы, как Протей. Они живут вместе со своими почитателями, обогащаясь их фантазией и интеллектом. Живут и умирают, вопреки вере в их бессмертие. Появившийся в 1 в. н.э. миф о гибели великого Пана поразительным образом донес до нас предчувствие скорого крушения Олимпа. Олимпийские боги на заре своей истории справились с титанами и гигантами, упрятав их в земные недра; они устояли в соперничестве с богами восточного происхождения, потеснившись и уступив им место на Олимпе. Но в век зарождения христианства им угрожала совершенно иная система отношений человека и бога. Они привыкли властвовать над людьми, вмешиваться в их жизнь и пользоваться их дарами, приносимыми перед храмами и домашними алтарями.

Христианство открыло новый Олимп: не где-то в небесных сферах, а в глубине человеческой души, преобразовав ее в огнедышащий вулкан веры. Бога стали носить в себе. Это был один Бог на всех, лишенный олимпийской красоты и разнообразия, умерший на кресте позорной рабской смертью, но возродившийся, сильный человеческими страстями и слабостями. И он, бросив вызов империи и ее бездушным владыкам, объединил смертных в их ненависти ко всему, что было связано с ней, в том числе и к Олимпу, который был забросан комьями грязи, злобы и презрения.

И покинули боги Олимп так тихо, что этого никто не заметил. И даже место, где они обитали, было забыто. Храмы обезобразили, превратив в церкви, в ярости разбили великолепные статуи, сбили резцом посвятительные надписи. Если и вспоминали их имена, то только для того, чтобы предать анафеме как демонов. Гибли древние библиотеки - последние прибежища муз. Горели рукописи, погружая обитаемый мир во мрак невежества и нетерпимости, предвещая, что пламя дойдет и до людей.

Но богиня памяти Мнемосина, мать муз, бессмертна, потому что жила она не на Олимпе, а среди людей, и не дала она забыть Гомера, Гесиода, Эсхила, Пиндара. И настало время, когда из их полуизъеденных мышами творений открылась запретная красота греческих преданий о богах. Ее восприняло общество, официально провозглашенным идеалом которого было страдание, воздержание плоти во имя Духа Святого. Возрожденные в сознании образованных европейцев, олимпийские боги стали духами радости, красоты, полноты чувств. Они были очищены от культа, не имели храмов и жрецов, не требовали материальных жертв, но им воздвигали невидимые храмы, жертвовали лучшие порывы души. Яркостью красок и совершенством форм на картинах художников XV-XVI вв. олимпийские боги открывали новый мир, оказавшийся хорошо забытым античным миром. Так олимпийские боги вошли в современный мир и продолжают в нем жить, ни в чем не препятствуя людям и обогащая их красотой, доблестью, душевной широтой, любовью к жизни.

rss