Архипелаг Транг - путешествие на острова Сукорн и Липе

Опубликовано: 03.09.2018

Пустынные пляжи, неторопливые рыбаки, никакой суеты и шума. Как ни странно, одной из самых популярных среди туристов стран Азии все еще можно найти места, сохранившие первозданную красоту.

Надо лишь присмотреться к южным островам Тайланда.

Побывав на острове Ко Булон , продолжим путешествие по близлежащим островам.

Снова в путь: сначала обратно в Транг, а оттуда дальше — на остров Сукорн (смотрите здесь наш предыдущий материал об острове Сукорн ). Паром проплывает мимо маленьких островков, возвышающихся из воды как грибы на ножках. На одном из них вполне могла бы разыграться знаменитая сцена дуэли между Джеймсом Бондом и злодеем Скарамангой из фильма 1974 года «Человек с золотым пистолетом». Но она снималась на острове Тапу, недалеко от Пхукета .

Голландец по имени Дик со своей тайской подругой Ди владеет на Сукорне одним из трех местных кемпингов — «Сукорн-Бич Бунга-лоус». Два года назад на остров провели по морскому дну линию электропередач и водопровод. Казалось бы, самое время расширять бизнес.

Но это не входит в его планы.

«Когда мы только начинали 15 лет назад, то владели большим количеством бунгало, — рассказывает Дик. — Но и хлопот с ними было слишком много». Им хватает и тех клиентов, которые у них есть.

В основном это европейцы, приезжающие сюда в поисках покоя. На утопающей в зелени территории кемпинга, посреди ухоженного сада, расположились 18 бунгало. Три стоят прямо на пляже. Между пальмами покачивается гамак.

Такая фотография, полученная по электронной почте, явно вызовет зависть у родственников, оставшихся дома.

К вечеру небо на горизонте вспыхивает. И на фоне тонущего солнца четко вырисовываются темные силуэты расположенных перед Сукорном островов Петра и Лао-Лиен.

Сукорн — это не только рай для туристов, но и родной дом примерно для 2800 тайцев, ведущих размеренный традиционный образ жизни. Три деревни, рисовые, арбузные и каучуковые плантации, рыбное хозяйство. Тарахтящая моторикша катится мимо залитых солнечным светом полей, через тенистые и прохладные рощи каучуковых деревьев. Молодые островитяне с ловкостью цирковых акробатов подцепляют многометровыми шестами кокосовые орехи с верхушек пальм.

Здесь можно купаться на диком песчаном пляже в северо-западной части острова. Рядом — заброшенные бунгало, зарастающие джунглями.

Или же можно прохлаждаться на пристани в главном островном порту — Сиаммай. И потягивать ледяную кока-колу вприкуску с печеными бананами. Глазеть на приплывающие и отплывающие лодки. Пытаться угадать, откуда и куда они плывут. Что за грузы перевозят.

А как не удивляться мастерству водителей грузовых мотороллеров, которые умудряются удерживать равновесие с нагруженными доверху кузовом?

На Сукорне царит раскрепощенная атмосфера. Почти все местные жители — мусульмане. Друг к другу и к иностранцам относятся очень дружелюбно.

Проносящаяся на мотоцикле девушка в платке одной рукой держит руль, а другой — прижимает к уху мобильный телефон. Но даже на ходу улыбается встречным и, кивая головой, кричит: «Хеллоу!»

О соседнем острове Петра, который выглядит с Сукорна, как упавший в море великан, ходит много слухов. Говорят, однажды там обстреляли экскурсионную лодку при попытке пристать к берегу.

Там на закрытой территории заповедника якобы организовали себе базу контрабандисты. Чем они торгуют: бензином, алкоголем, наркотиками? Атмосфера напоминает голливудский фильм «Пляж» с Леонардо ДиКаприо.

Конечно, на юге Тайланда тоже есть преступность. А на материке в преимущественно мусульманских провинциях Сонгхла, Яла, Паттани и Наратхиват у границы Малайзией уже несколько десятков лет тлеет конфликт. С 2004 года он унес более пяти тысяч жизней. Вооруженные повстанцы борются за независимость султаната Паттани, аннексированного в 1909 году тогдашним королевством Сиам. И за отделение от буддийского севера.

Но есть среди сепаратистов и умеренные. Их, судя по всему, вполне устроил бы и статус автономии в составе Тайланда.

С острова Сукорн все эти проблемы кажутся далекими. Через пару дней, вдоволь расслабившись, хочешь сменить обстановку.

Пора к новой цели — на остров Ко-Липе (мы ранее уже о нём немного рассказывали ).

Он находится в трех часах хода на лодке. В акватории морского национального парка Тарутао. Практически на границе с Малайзией.

Капитан, как и все местные моряки, умеет предсказывать погоду. Завтра после полудня

на море будет неспокойно, уверяет он накануне вечером, изображая руками волны. Надо отплыть пораньше, чтобы на обратном пути не попасть в шторм.

В полшестого утра, с первыми лучами солнца, мы выходим в гладкое, как зеркало, море. В небе собираются грозные тучи.

Вскоре стихия показывает свой настоящий характер. Лодку начинает подбрасывать на гребнях волн. Ее нос с головой дракона высоко задирается и с треском обрушивается вниз. От ударов клацают зубы.

Через борт летят брызги. Одежда промокла насквозь. Наконец на горизонте появляются очертания острова Липе. На востоке у пляжа Санрайз-Бич стоит на якоре целая флотилия «длиннохвостою) и пассажирских катеров. Остров маленький. А гостей на нем всегда много.

Даже не верится, что на таком крошечном клочке суши можно уместить столько гостиниц, магазинов, дайвинг-центров, экскурсионных офисов, баров, пекарен, кафе, массажных и маникюрных салонов! И вдобавок — три отеля класса люкс! Содержать и обеспечивать их всем необходимым — профессиональный подвиг. Даже в мае и июне, когда на остальных островах сообщение с материком прерывается из-за муссонов, сюда прибывают туристы. В основном с близлежащего малайзийского курортного острова Лангкави. На Липе и пляжи красивее . И еда вкуснее. И алкоголь дешевле.

На пляже Паттайя-Бич мелькают отсветы цветомузыки. Молодежь в баре «Барракуда» возлежит на коврах. Под головой — подушки, в руках — бокалы с коктейлями. Из мощных колонок звучит регги.

Знающие люди целыми днями нежатся на белом песке в отлогих бухтах у элитного отеля «Серендипити». Или на менее многолюдном пляже Сансет-Бич в северной части острова, в окружении скал, которые придают этому месту сходство с Сейшелами. Наряду с красотами на Липе немало и уродств.

Чего стоят хотя бы горы мусора. Или беспорядочные нагромождения разных построек.

Но на какие только жертвы не пойдешь ради сохранения национального парка Тарутао! Миссия Липе — оттянуть на себя основную массу туристов, чтобы на остальных островах архипелага можно было сохранить более или менее нетронутую природу.

Чтобы погулять, поплавать или заняться дайвингом, отсюда отправляются на соседние острова.

Например, на красавец Ко-Аданг , с его густыми джунглями, дикими пляжами, водопадами и горами, с которых открываются потрясающие виды. Там при желании можно переночевать в бунгало или в совсем простой бамбуковой хижине. Или в своей палатке.

Есть острова и поменьше, например Хин-Нгам, усыпанный галькой самых причудливых форм. На нем и остановиться на ночлег негде.

Обычно к вечеру туристы возвращаются оттуда на Липе, где есть водопровод, электричество, пиво, поп-музыка и развлечения.

Но оказавшись в переполненном ресторане «Рак Лэй Тай Фуд» перед дюжиной тигровых креветок в гриле, внезапно чувствуешь, что устал от цивилизации. И сразу тянет обратно. Туда, где встаешь с восходом солнца, а в девять вечера уже начинаешь сладко зевать от здоровой усталости.

Какой остров пожелаете, спрашивает агент в местном турбюро.

Тарутао? Либонг? Крадан? Мук? Или, может, Хай?

Трудно выбрать. Но и ошибиться среди таких красот тоже сложно.

Потому что любой новый остров подойдет.

rss